Как проходит адаптация детей мигрантов в России

Как проходит адаптация детей мигрантов в России

Адаптация и интеграция детей-мигрантов

Проблемы адаптации и интеграции детей-мигрантов в школе

В настоящее время, по данным статистики, дети мигрантов, недавно прибывших из стран СНГ и российских регионов, составляют 20–30 процентов общего числа учеников. Их интеграция в новое окружение становится одной из первоочередных задач, стоящих перед системой образования. Основные проблемы, возникающие в ходе решения этой задачи, таковы.

Во-первых, дети мигрантов часто испытывают трудности в общении с одноклассниками. Прежде всего, мешает недостаточная развитость навыков общения у младших школьников — и коренных жителей, и мигрантов. Например, многие дети к моменту поступления в начальную школу не умеют знакомиться со сверстниками, не знают, как вежливо обратиться к другому ребенку, как вежливо отказать. Кроме того, навыки взаимодействия, с которыми приходят в школу дети мигрантов, часто оказываются неадекватными в новой социальной среде: приезжие дети могут считать оскорбительными слова и выражения, которые не являются таковыми в местной детской культуре. Культурно обусловленные различия в способах невербальной коммуникации, нормах отношений, ценностях, стандартах и ритуалах поведения многочисленны, и они часто становятся причиной неприятных недоразумений при взаимодействии детей разных национальностей. К тому же многие дети-мигранты не очень хорошо владеют русским языком, что создает дополнительные трудности для общения и взаимопонимания.

Во-вторых, детям-мигрантам зачастую тяжело дается школьная программа, что снижает их самооценку, негативно сказывается на отношениях с окружающими, почти автоматически снижает социальный статус ребенка среди одноклассников. Обычные причины неуспеваемости детей-мигрантов — плохое знание русского языка и слабая дошкольная подготовка. Они не всегда понимают объяснения учителя, не умеют выразить свою мысль.

В результате совместного действия этих факторов многие дети-мигранты уже в свои семь-восемь лет начинают воспринимать социум, в котором они вынуждены находиться, как отвергающий, унижающий и дискриминирующий.

Решение данной проблемы состоит в целенаправленном обучении младших школьников взаимодействию и сотрудничеству непосредственно в классных коллективах. Обучать детей взаимодействию и сотрудничеству необходимо сразу же после их появления в школе: это лучший способ избежать формирования и закрепления отрицательных стереотипов, в том числе этнических. В центре внимания должно стоять формирование у детей доброжелательного отношения к другому, готовности к обсуждению проблемных ситуаций и умения находить конструктивные решения.

Для этого учителю надо определить способ организации работы детей. Тематика занятий может быть любой: например, рисование, конструирование, создание текстов и т. п. Это позволяет одновременно с обучением детей сотрудничеству решать другие образовательные и воспитательные задачи. Таким образом, не нужно вводить дополнительные учебные часы или изменять содержание учебных планов.

1. Создание положительного отношения к сотрудничеству. Нужно убедить детей, что работать вместе с другими интересно, сама работа часто позволяет сделать то, чего не сделаешь в одиночку, а теплые чувства к партнерам сохраняются и после окончания общего дела.

2. Формирование привычки согласовывать свои личные интересы с интересами других. Нужно помочь детям осознать, что вклад каждого в работу обогащается вкладом других участников, а вызывающий положительные эмоции результат может существенно отличаться от первоначального личного замысла.

3. Обучение детей правилам эффективной организации совместной работы. Нужно научить детей до начала и в ходе работы обсуждать и согласовывать планы, а также распределять обязанности и средства, используя при этом справедливые процедуры и объективные критерии.

4. Развитие эмоциональной сферы. Нужно научить детей чувствовать эмоциональное состояние партнеров, своевременно реагировать на их слова, жесты, мимику и т. п., адекватными средствами выражать собственные чувства и обсуждать предполагаемые чувства партнеров.

При организации коллективной творческой деятельности детей и роли педагога в обучении детей взаимодействию и сотрудничеству важен подбор заданий. Задания должны быть такими, чтобы успех напрямую зависел от дружной и согласованной работы всех членов группы, — в противном случае работа не может считаться коллективной и не соответствует поставленной цели.

Учитель класса, куда пришел ученик со слабым знанием языка, как правило, проводит беседу с учениками о необходимости постоянной дружеской поддержки нового товарища. Такая поддержка сверстников – языковая и моральная – очень помогает ребенку адаптироваться в новой среде. Вовлечение ребенка в учебную и внеурочную деятельность помогают ребенку выразить себя, проявить свои способности, вызвать одобрение учителя и уважение сверстников. Достигнутые успехи в разного рода занятиях могут принести ребенку популярность, повысить его самооценку и снизить риск формирования комплекса неполноценности. Все эти приемы проверены опытом и успешно работают в коллективе.

Решение проблемы интеграции и психологической адаптации детей-мигрантов в школе состоит в целенаправленном обучении их взаимодействию и сотрудничеству. Обучать детей взаимодействию и сотрудничеству необходимо сразу же после их появления в школе: это лучший способ избежать формирования и закрепления отрицательных стереотипов, в том числе этнических. В центре внимания должно стоять формирование у детей доброжелательного отношения к другому, готовности к обсуждению проблемных ситуаций и умения находить конструктивные решения.

Мероприятия по адаптации и интеграции детей мигрантов, проводимые специалистами службы

психолого-педагогического медико-социального сопровождения

Цель работы: создание условий для эффективной адаптации и интеграции детей мигрантов в учреждении.

– обеспечение сохранности психического здоровья;

– обеспечение успешности вхождения в инокультурную среду класса, школы, города;

– формирование толерантного отношения к обществу, в котором происходит социализация.

Психолого-педагогическое сопровождение включает три аспекта:

1) необходимо психолого-педагогическое сопровождение детей, которое обеспечит максимально комфортное вхождение в новую среду, поможет снизить тревожность детей, уровень агрессивности, раскрыть индивидуальные особенности.

2) дети должны проходить языковую адаптацию, предусматривающую изучение русского языка в дополнение к обязательным урокам.

3) не обойтись без социокультурной адаптации. Это знакомство с людьми, средой проживания, социальными условиями, культурными нормами, культурно-историческими традициями, менталитетом, литературой.

Для решения выше указанных задач специалистами службы ППМС сопровождения проводятся следующие мероприятия:

1. Проведение диагностики личностной сферы детей мигрантов.

2. Индивидуальные консультации с детьми мигрантов (по запросу).

3. Выявление интересов и склонностей ребёнка, вовлечение во внеурочную деятельность, в секции, контроль их посещения.

4. Индивидуально-групповые занятия с детьми мигрантов по русскому языку.

5. Профилактика асоциального поведения и проблем в обучении, общении.

6. Занятия – тренинги, направленные на сплочение коллектива (по необходимости).

7. Занятия – тренинги, направленные на коррекцию межличностных отношений (по необходимости).

8. Проведение недели толерантности.

9. Привлечение детей мигрантов к участию в классных и школьных мероприятиях.

Адаптация детей-мигрантов
статья по теме

Последние десятилетия характеризуются активизацией процессов миграции в Россию из стран Ближнего Зарубежья. Как правило, это трудовая миграция: в связи с безработицей и низким уровнем жизни в родной стране, многие семьи с детьми вынуждены мигрировать в Россию. В настоящее время в школах, по данным статистики, дети мигранты составляют около 30 процентов от общего числа учеников.

Скачать:

ВложениеРазмер
adaptatsiya_detey-migrantov.docx24.98 КБ

Предварительный просмотр:

Особенности социально-психологической адаптации детей мигрантов к новым условиям жизни.

Последние десятилетия характеризуются активизацией процессов миграции в Россию из стран Ближнего Зарубежья. Как правило, это трудовая миграция: в связи с безработицей и низким уровнем жизни в родной стране, многие семьи с детьми вынуждены мигрировать в Россию. В настоящее время в школах, по данным статистики, дети мигранты составляют около 30 процентов от общего числа учеников.

Возникают проблемы социально-психологической адаптации детей-мигрантов, приехавших с родителями в Россию. Основные проблемы, возникающие в ходе решения этой задачи, таковы.

Во первых дети мигранты находятся в трудных условиях: и они отличаются от среды своего нового местожительства по своей культуре, социально не защищены, часто испытывают трудности в общении с одноклассниками. У младших школьников недостаточно развиты коммуникативные навыки, не умеют знакомиться со сверстниками, не знают, как вежливо обратиться к другому ребенку, как вежливо отказать. Кроме того, навыки взаимодействия, с которыми приходят в школу дети мигранты, часто оказываются неадекватными в новой социальной среде. Приезжие дети могут считать оскорбительными слова и выражения, которые не являются таковыми в местной детской культуре. Культурно обусловленные различия в способах невербальной коммуникации, нормах отношений, ценностях, стандартах и ритуалах поведения многочисленны, и они часто становятся причиной неприятных недоразумений при взаимодействии детей разных национальностей. К тому же многие дети-мигранты не очень хорошо владеют русским языком, что создает дополнительные трудности для общения и взаимопонимания.

Во-вторых, детям-мигрантам зачастую тяжело дается школьная программа. У многих детей к моменту поступления в начальную школу, наблюдается признаки педагогической запущенности, что снижает их самооценку, негативно сказывается на отношениях с окружающими, почти автоматически снижает социальный статус ребенка среди одноклассников, что создает проблемы в обучении.

Особенностями ситуации развития этих детей является двуязычие (билингвизм), у них отмечаются академические трудности в усвоении учебного материала – плохое знание русского языка и слабая дошкольная подготовка. Они не всегда понимают объяснения учителя, не умеют выразить свою мысль. В результате совместного действия этих факторов многие дети-мигранты уже в свои семь-восемь лет начинают воспринимать социум, в котором они вынуждены находиться, как отвергающий, унижающий и дискриминирующий.

В социальном плане адаптация детей мигрантов предполагает приспособление их к новым социальным условиям, общественным явлениям. В психологическом – налаживание контакта с ближайшим окружением, нахождение своего места в нем, выработка умений действовать исходя из ценностей и норм, свойственных для той культуры, в которой они оказались. Миграция для этих детей сложна тем, что сопровождается тяжелыми внутриличностными переживаниями, связанными с приспособлением детей мигрантов к совершенно новым условиям и обстоятельствам жизни, к событиям, о которых ранее они не имели ни малейшего представления, трудности в общении и взаимодействии с одноклассниками.

К психолого-педагогическим проблемам адаптации к новой образовательной среде следует также отнести сложности отношений детей-мигрантов с учителями: ксенофобия среди учителей, если говорить об обратной связи «учитель — ученик». Ксенофобия – страх или ненависть к кому-либо или чему-либо чужому, нетерпимость – лежит чаще всего в основе межличностных отношений. Но ксенофобия учителей не является критической, т.к. это проблема скорее общественного сознания, проблема всего общества.

На детей-мигрантов серьезнейший отпечаток накладывает социальный статус их родителей, и это серьёзно влияет на их отношения в коллективе. Дети небогатых родителей-мигрантов видят родительские проблемы, их сложное финансовое положение, и это может вызвать защитную реакцию, выражающуюся в агрессивном поведении или наоборот подавленности, замкнутости. Все это, в свою очередь, может сопровождаться и межличностными конфликтами. За словами «вынужденный мигрант» зачастую стоит личная трагедия, социальное бесправие и психическая уязвимость, посеянный страх за будущее, конфликт с собой и другими, наконец, ощущение себя чужаком и человеком второго сорта.

Процесс адаптации может создать тяжелую стрессовую ситуацию, с которой необходимо справиться мигранту. Стрессогенное воздействие новой культуры на человека назвали «культурным шоком». Это конфликт двух культур на уровне индивидуального сознания. Встреча мигранта с иной культурой приводит к культурному шоку, проявления которого многочисленны. Среди них основное место занимают следующие чувства: потери или лишения практически всех составляющих прежней жизни – родины, статуса, друзей, профессии, имущества; тревоги, связанные с различными эмоциями (удивление, возмущение, отвращение, негодование), возникающими в результате осознания культурных особенностей принимающей страны. В результате отмечается путаница в ценностях, сложности в самоидентификации, происходит сбой в ролевой структуре. Яркие проявления культурного шока – хроническое переутомление и психосоматические заболевания, возникающее в результате интенсивного напряжения, которые необходимы для психологической адаптации. «Шок» представлен в виде английской буквой U-образной адаптацией, описывающей этот процесс как состоящий из трех последовательных этапов. . Первый этап характеризуется энтузиазмом и приподнятым настроением. На втором наступают фрустрация, замешательство и даже депрессия, “культурный шок”. Впоследствии они медленно сменяются уверенностью и удовлетворением. Степень адаптационных возможностей конечно определяется выраженностью «культурного шока» у мигрантов, их индивидуальными особенностями, (типом нервной системы), готовностью к переменам, знанием языка, культуры, условий жизни . Подобная динамика протекания процесса адаптации характерна не только для иноэтнических мигрантов, но и для русских переселенцев из других регионов РФ.

В процессе социально-психологической адаптации необходимо обратить внимание на изменения личностного плана, снижение самооценки, уровня притязаний, ломку стереотипов, ценностных ориентаций и социальных установок. Это в свою очередь, может отражаться в поведении мигранта, раздражительностью, агрессивностью, стремлении занимать оборонительную позицию, в ожидании негативных выпадов со стороны окружающих. Необходимо знать психологические особенности некоторых народов.

В целом представители народов Средней Азии наделены :

практическим складом ума, рациональным образом мышления, для которых не свойственны отвлечённые суждения, оперирование абстрактными понятиями;

слабо выраженной внешней эмоциональностью, сдержанным темпераментом, спокойствием и рассудительностью;

способностью стойко переносить физические страдания, неблагоприятные погодные и климатические условия;

высокой исполнительностью, уважением к старшим;

определённой степенью замкнутости в своих национальных группах, особенно в начальный период знакомства, общения и взаимодействия с другими людьми, настороженным отношением к представителям других национальностей.

В целом народы Кавказа и Закавказья наделены:

высокоразвитым, обострённым чувством национальной гордости, самолюбия и самоуважения, большой приверженностью национальным традициям и привычкам, этнородовой сплочённостью и ответственностью;

чертами холерического и сангвинического типов темперамента, взрывной эмоциональностью, повышенной чувствительностью к чужим поступкам и суждениям, ярко выраженным стремлением к самопрезентации;

большой самостоятельностью, активностью и инициативностью, упорством и настойчивостью в достижении поставленных целей во всех видах деятельности, особенно в тех, которые индивидуально или национально предпочтительны и выгодны для них;

подчёркнутым вниманием и уважением к старшим по возрасту, социальному положению и должности;

стремлением к лидерству среди представителей других этнических общностей и в многонациональных коллективах, а также образованию многочисленных микрогрупп по земляческому признаку.

Поскольку психологические проблемы и психические расстройства вынужденных мигрантов носят комплексный характер и затрагивают эмоциональную, поведенческую, коммуникативную и мотивационно-потребностную сферы личности, постольку помощь им должна быть комплексной и сочетать социальные, психологические и педагогические средства.

Социально-психологическая адаптация представляет собой двусторонний процесс, сопровождающийся тяжелыми переживаниями не только со стороны мигранта, но и окружающих его людей, меняется не только личность мигранта, но и его новое окружение. В итоге должна выработаться новая совместная стратегия поведения, взаимодействия, устраивающая обе стороны.

Проблема адаптации и интеграции детей-мигрантов в школе актуальна и решение данной проблемы состоит в целенаправленном обучении младших школьников взаимодействию и сотрудничеству непосредственно в классных коллективах. Обучать детей взаимодействию и сотрудничеству необходимо сразу же после их появления в школе: это лучший способ избежать формирования и закрепления отрицательных стереотипов, в том числе этнических. В центре внимания должно стоять формирование у детей доброжелательного отношения к другому, готовности к обсуждению проблемных ситуаций и умения находить конструктивные решения в конфликтах.

Такая работа должна охватывать не только детей мигрантов, но и остальных участников образовательного пространства, педагогов, психологов, всех обучающихся школы и их родителей. Задача учителей состоит не только в обучении, развитии и воспитании подрастающего поколения, а еще и в том, чтобы всем детям в школе было хорошо, комфортно и они были счастливы.

Адаптация детей и подростков из семей мигрантов в системе образования

В России с каждым годом становится все больше мигрантов, они стали приезжать с семьями, с детьми. Кто должен им помочь адаптироваться? Как избежать проблем и обеспечить решение вопросов языковой и социальной адаптации детей и их родителей в социуме?

Одна из главных проблем, с которой сталкиваются мигранты на новом месте жительства, это – проблема социокультурной адаптации, представляющая собой сложный, многоаспектный и часто длительный процесс, связанный с переменами культурных различий и в некоторой степени изоляции от общества.

Значительную часть экономических и вынужденных мигрантов составляют дети, многим из которых предстоит в дальнейшем жить и трудиться в России. В связи с этим чрезвычайно актуальной становится проблема адаптации детей и подростков из семей мигрантов в системе образования, поскольку именно система образования является ключевым институтом социокультурной адаптации и снижения рисков социальной безопасности региона в целом. Попытаемся найти оптимальные пути для взаимной адаптации, с одной стороны, принимающего населения, с другой – детей, подростков и молодежи из семей мигрантов, с целью создания благоприятной образовательной среды для тех и других.

Интерес специалистов к теме социокультурной адаптации мигрантов существует уже давно. Различные ее аспекты исследуются не только этнологами, культурологами и социологами, но и политологами, психологами, педагогами, правозащитниками и журналистами.
Елена БАУЭР, член Академии Естествознания: «Система образования является ключевым институтом адаптации подростков-мигрантов, снижения рисков социальной безопасности региона в целом. Эффективным инструментом содействия социально-психологической адаптации подростков – мигрантов является специально организованная толерантная развивающая образовательная среда, организованная с учетом специфики социальных проблем и психологического состояния подростков-мигрантов, способствующая нивелированию возникающих проблем социокультурной адаптации, интеграции подростков – мигрантов в принимающее сообщество, а также проблем, связанных с формированием идентичности в иной социокультурной среде. Образовательная среда, способствующая эффективной адаптации, должна строиться на комплексном, межкультурном, гуманистическом, личностно-ориентированном, деятельностном подходах. В ней должны быть созданы психолого-педагогические условия: признание межкультурной толерантности как механизма психолого-социальной адаптации подростков-мигрантов и создана толерантная развивающая среда школы, где реализуются побуждающая, адаптационная, оценочно-прогностическая и интегрирующая функции толерантности».

Олег ХУХЛАЕВ, заведующий кафедрой этнопсихологии МГППУ, руководитель проекта «Школа как транслятор культуры принимающего общества»: «Какие основные проблемы существуют, связанные с образованием детей мигрантов? У меня есть два ответа на этот вопрос: первый – мы не до конца сознаем, что же такое интеграция; второй – мы пытаемся решить задачу традиционными способами, а они не то что плохие, просто задача-то новая, вызовы нового времени, кстати, новые не только для нас, но и для всего мира. Все думают, все переживают, но никто на самом деле толком не понимает, что же с этим делать. Это не просто новые вызовы, это и новая миграция; она другая, не такая, какая была раньше, поэтому, видимо, не надо отбрасывать традиционные способы, но при этом нужно еще делать дополнительно то, что мы раньше не делали, упускали, ибо только так можно ответить на эти новые вызовы. Базовая логика интеграции заключается в том, что это двухсторонний процесс, когда есть определенная ответственность принимающего общества, причем ответственность достаточно мощная, и некая ответственность мигрантов. Если мы посмотрим ситуацию мигрантов с точки зрения сохранения своей культуры и принятия чужой культуры, то интеграция для них происходит тогда, когда и своя культура сохраняется, и культура принимающего общества принимается. К сожалению, чаще всего взаимодействие ребят друг с другом становится объектом воспитания только тогда, когда оно противоречит морально-этическим принципам, например, если подростки дерутся, тогда мы ими занимаемся, если нет, все идет само по себе. Но проблема современного мира заключается в том, что совместное бытие в одном классе, в одной школе совершенно не означает взаимодействия».

Екатерина НАЗАРШОЕВА, координатор общественной организации помощи социализации и языковой адаптации детей-инофонов «Дети Петербурга»: «Процесс интеграции идет быстрее, если дети посещают школу: они адаптируются быстрее взрослых и приобщают к русской культуре своих родителей. В то же время их положение нельзя назвать легким: есть проблемы со знанием и усвоением русского языка. Еще одна правовая проблемы и пробел в законодательстве России, касающаяся детей-иностранцев, — временная регистрация и истечение ее срока. Если трудовые мигранты имеют разрешение на работу (максимум на год) и легально продлевают свой срок пребывания в России, то для их детей возможность продления регистрации не предусмотрена: чтобы сохранить легальный статус ребенка, его нужно вывозить за пределы России каждые 90 дней, а затем вновь оформлять регистрацию. Данная проблема по крайне мере существует в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Поскольку родители, как правило, тяжело работают и не имеют возможности так часто пересекать границу, то дети переходят на нелегальное положение. В частности, необходимо сделать пребывание детей-иностранцев в РФ законным, по крайней мере, на срок действия разрешительных документов их родители. Учеба должна стать законным основанием для нахождения ребенка в РФ. Интеграция мигрантов, на самом деле, государству должна быть выгодна, ведь работая в РФ легально, мигранты платят налоги, пополняя госбюджет, да и в условиях демографического спада гораздо дальновиднее было бы сделать ставку на детей мигрантов — это новое поколение, которое может стать гражданами России, работать на благо своей новой страны».

Игорь КУЗНЕЦОВ, сотрудник Института социологии Российской академии образования: «Дело в том, что о механизмах трансляции культуры мы фактически ничего не знаем, считаем, что культура передается так, как от отца к сыну в семье передаются привычные модели поведения и становятся сами собой разумеющимися. Это задача творческая, потому что теоретически, на уровне академического института ее нельзя решить, но ее нельзя решить и на практике. Ее можно решить только совместными усилиями теоретиков и практиков. Но тут действительно есть вопрос: а что мы транслируем? Этого никто не знает, хотя все понимают, что надо транслировать понятия справедливости, равенства, должного поведения, отклонений, неприличного поведения. А что такое при этом содержание этих понятий? Оно у нас самих не рефлексируемо, это я говорю уже как социолог. Мы проводили эксперименты, качественные и количественные исследования. Например, все говорят: «Мигранты нарушают московские традиции, они оскорбляют нашу культуру» – или что-то в этом роде. Но, что характерно, никто не может сказать, а в чем же состоит эта московская культура, она не рефлексирована, поэтому и вербализировать ее практически невозможно. Мы интуитивно воспринимаем, что справедливо, а что нет. Наши дети, особенно в современной школе, мало общаются, на уроках тем более не общаются, не взаимодействуют, а на переменах, в свободное время общаются кучками, и, как правило, эти кучки собираются по принципу «свои – чужие».

Ирина УМАРОВА, журналист-международник: «В России, одном из самых многонациональных государств планеты, проживают более 200 этносов. Условно детей-мигрантов можно разделить на три типа в зависимости от способов адаптации к новым жизненным установкам. Первый тип – дети русских, эмигрировавшие из горячих точек (способность к адаптации выражена лучше всего). Второй тип – дети других национальностей, хорошо владеющие русским языком. Третий тип – дети других национальностей, недостаточно хорошо владеющие русским языком (в основном дети мигрантов из Центральной Азии). Дети-мигранты, находятся в особенно трудных условиях: ребенок отличен от среды своего нового местонахождения и своей культуры. Он является, как правило, выходцем из малообеспеченных слоев общества, социально
не защищен, не знает или плохо знает язык школьной системы. Все это существенно затрудняет процессы его обучения и воспитания, социализации и адаптации. Социокультурная адаптация детей – очень сложный процесс, требующий педагогической помощи и поддержки со стороны сверстников»

Александр МАКАРОВ, кандидат социологических наук: «Сегодня с проблемой притока неадаптированных детей мигрантов сталкивается практически каждая московская школа. Фактически система образования не готова в достаточной степени к приходу таких детей. Это касается педагогов, имеющих мало опыта и навыков работы с детьми мигрантов, администрации школ, редко идущих навстречу интересам приезжих, а также их сверстников-представителей автохтонной группы, относящимся к мигрантам с непониманием или даже враждебностью, а также материальной составляющей образовательной среды. Хорошие результаты может дать интеграция элементов культуры этнических меньшинств в образовательную программу и внеучебную деятельность, а также привлечение к работе по адаптации детей мигрантов самих представителей этнических меньшинств, уже сумевших успешно интегрироваться в принимающем сообществе. Требуется освоение опыта привлечения волонтеров из благотворительных ассоциаций, национально-культурных центров, земляческих и диаспоральных сетей, мигрантских общин, спортивных и культурных учреждений, по организации работы с талантливыми детьми из мигрантской среды. Сети взаимодействия не только должны конструировать культурные поля в социальном пространстве, но связывать их с историческим и реальным временем, организуя присутствие детей мигрантов в повседневной жизни школы, внеучебных центров, а не от праздника к празднику один или два раза в год».

Как проходит адаптация детей мигрантов в России

Библиографическая ссылка на статью:
Конькина Е.В., Савинова И.А. Адаптация детей мигрантов: способы решения проблемы // Современная педагогика. 2013. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2013/12/1998 (дата обращения: 07.02.2019).

Одной из самых острых проблем современного постиндустриального общества является миграции. Миграция это не просто перемещения людей с одного места жительства на другое, а сложное социально-психологическое, этнографическое, экономическое, правовое и политическое явление. Мигранты, становясь весомой частью общества страны, изменяют этнический состав общности страны, в которой живут.

Разрешение проблем миграционной политики – проблема, требующая своего незамедлительного решения. Поэтому сегодня становится особенно значимым и актуальным проведение различных исследований, выработка рекомендаций и разработка способов решения данной проблемы.

В ходе работы Совета по межнациональным отношениям, проходившего 22 октября 2013 г. в Уфе, предметом обсуждения явилась реализация государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации, проблема социально-культурной адаптации и интеграции мигрантов, тенденция возрастания напряженности в отношениях между местным населением и мигрантами, причём как внешними, так и внутренними.

Сущность миграции с точки зрения политических и социальных наук можно свести к следующему: перераспределение населения из-за перемещения по территории одной страны или между государствами, имеющее общественную цель и значимость. Поэтому термином «миграция» (от лат. migratio – переселение) мы можем назвать перемещение населения либо в границах одной страны (внутренняя миграция), либо из одной страны в другую (международная миграция) [7]. Психологическая наука дает нам понимание миграции как пространственной активности индивида, направленной на овладение ресурсами новых территорий и связанной с переменой места жительства [3].

По мнению С.К. Бондыревой, следует выделить три основных фактора миграции: фактор мобильности (изменение места своего пребывания); фактор потребностей (стремление к улучшению своего материального и социального положения); фактор стабильности (стремление к адаптации на новой территории) [3]. Вместе с тем, на новой территории мигранта чаще всего ожидают тяжелые условия жизни в новой стране: сложности в нахождении работы, низкая зарплата, негативное отношение местных жителей, различные националистические группировки, иная культура и языковая среда, другие правила поведения и многое другое.

В субъективном аспекте мигранты сталкиваются с двумя видами рисков – социокультурной и социально-психологической адаптации. Процесс адаптации мигранта связан с привыканием к новым социально-экономическим условиям, которые могут существенно отличаться от привычных. Сначала возникают сложности в акклиматизации, требуется привыкание к бытовой сфере, налаживание межличностных отношений, усвоение культурных и национальных особенностей региона и многое др.

Опыт ряда стран и России в том числе, показывает, что приезжие осваиваются на территории, но не полноценно приспосабливаются, а живут маленькими закрытыми обществами – «китайскими кварталами», они находятся в некотором вакууме. Сами мигранты, не имеющие образования, и их дети часто вообще не говорят на русском языке. Все это затрудняет и поиски работы, и общение с работодателями, и порождает неспособность объяснить свои нужды и потребности.

Мигранты часто выполняют самую низкооплачиваемую работу, что приводит к невозможности оплачивать как собственное образование, так и образование своих детей. Тот опыт и знания, которые готова передать своему ребенку семья мигрантов не соответствует нормам, ценностям и требованиям окружающей реальности, традициям культуры страны пребывания, в частности России. Детей мигрантов с каждым днем становится больше, однако общество в ряде случаев относится к ним негативно, в том числе из-за несоответствия их поведения принятым нормам.

Психологическая адаптация при вхождении в иную культурную среду является совокупностью психологических последствий, включая ясное понимание личностной и этнической идентификации, хорошее душевное здоровье и общую способность достигать чувства личного удовлетворения в обществе пребывания. Однако дети мигрантов должны пройти через особую разновидность адаптации как приспособления к чему-то новому – через межкультурную адаптацию. Это «сложный процесс, благодаря которому человек достигает соответствия (совместимости) с новой культурной средой, а также результат этого процесса» [9].

Взрослый человек является сформированной личностью с устоявшейся картиной мира, поэтому он может сохранить себя, быть гибким и изменяться под влиянием самых разных факторов – все это позволит взрослому мигранту достаточно быстро приспособиться к новой среде.

Однако, не все так просто с детьми мигрантов, находящимися на стадии становления личности под влиянием семьи и нового принимающего общества. Часто случается так, что ценности семейного воспитания вступают в противоречие с уже существующими в стране пребывания, если это противоречие не будет разрешено немедленно, то личность ребенка может деформироваться или сформироваться асоциальная личность. Поэтому необходимо подобрать наиболее подходящий способ адаптации для профилактики возможных проблем и нарушений.

Способ адаптации зависит от индивидуальных особенностей, способностей, воспитания и возможностей человека. Невозможность адаптироваться, незнание норм поведения приводит к тому, что ребенок не может утвердить себя как значимого члена этого детского коллектива. Контакт ребенка-мигранта с одноклассниками может быть затруднен из-за невозможности общения на русском языке, не знания правил поведения, что порождает конфликты, неприязненное отношение и т.д. Дети-мигранты часто сталкиваются с целым комплексом проблем: недостаточная развитость навыков общения, проявления «мигрантофобии», трудности освоения школьной программы, сниженная самооценка.

Культурно обусловленные различия в способах невербальной коммуникации, нормах отношений, ценностях, стандартах и ритуалах поведения многочисленны, и они часто становятся причиной неприятных недоразумений при взаимодействии детей разных национальностей. Все эти проблемы формируют у ребенка представление об окружающем социуме как о враждебном, отвергающем, унижающем и дискриминирующем мире, что, несомненно, стимулирует возникновение межгрупповой враждебности [6].

К психолого-педагогическим проблемам адаптации к новой образовательной среде следует также отнести сложности отношений детей-мигрантов с учителями: устойчивая ориентация мальчиков-мигрантов на гендерное превосходство, потеря традиционных норм поведения и замена их девиантным, ксенофобия среди учителей.

Вместе с тем, в Профессиональном стандарте педагога четко прописано, что современный педагог должен уметь работать с разными категориями детей: одаренные дети, дети с ограниченными возможностями, дети, имеющие проблемы в развитии, девиантные, зависимые, социально запущенные, социально уязвимые дети, а также дети-мигранты, для которых русский язык не является родным. Таки образом, педагог должен быть готов принять разных детей, вне зависимости от их реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния психического и физического здоровья. Значит, необходимо помочь учителю в адаптации детей-мигрантов к инокультурной среде [8].

Семья в разрешении подобных проблем практически не может помочь ребенку, т.к. родители-мигранты сами не знают русского языка, не знакомы с нормами, правилами и традициями России. Любые знания, которые ребенок черпает из семьи, ближайшего окружения, как первичного маленького мира входят в понятие – первичная социализация [1]. Значит можно предупредить подобные трудности с помощью, воздействия на процесс социализации, т.е. усвоения норм и ценностей общества.

Значительную помощь в процессе адаптации ребенку может оказать разработка программ, ориентированных на знакомство с русским языком, традициями народов России, психолого-педагогическую подготовку к школе. Социализация и интериоризация, т.е. присвоение общеизвестных знаний, у детей протекает очень интенсивно, поэтому именно на это можно сделать ставку при организации обучения и воспитания детей мигрантов [4].

Интересный опыт организации работы с мигрантами складывается в оренбургской области, которую населяют более 126 разных этносов. Оренбургская область занимает приграничное положение, и соответственно сталкивается с огромным миграционным потоком, который через нее проходит.

В апреле этого года, на базе ГБУК «Оренбургская областная полиэтническая детская библиотека», стартовал проект, ориентированный на знакомство с традициями и культурой России. Проект получил название «Уроки русского» и рассчитан на детей мигрантов-дошкольников от 4 до 7 лет, направлен на адаптацию детей мигрантов к общению в русскоязычной среде, подготовку к обучению в школе и формирование российской идентичности. Дети не просто учат правила написания и произношения слов, читают сказки и стихи, а в игре, в проигрывании сказок погружаются в традиции культуры многонациональной России. Что положительно сказывается на процессе их развития и адаптации.

Можно точно объяснить, как писать и читать, но объяснить, зачем все это нужно делать, заинтересовать ребенка изучением традиций можно только в игровой форме. Акцент делается именно на игровую деятельность не случайно! Игра для дошкольника это один из самых важных факторов и механизмов, позволяющих понять и приспособиться к миру в упрощенной и понятной форме. Ребенок играет не для того, чтобы выиграть, а для того, чтобы играть. Это свойственно именно дошкольникам [10]. Об эффективности проекта нельзя полностью судить в настоящий момент, так как результат подобной работы несколько отсрочен. Однако, не вызывает сомнений тот факт, что учителю, который примет детей в первый класс, будет значительно легче взаимодействовать с этими подготовленными детьми.

Также возможен еще один интересный способ адаптации детей-мигрантов к реалиям окружающей действительности средствами проведения различных русских народных подвижных игр.

Народная подвижная игра обладает уникальным свойством, многократно воздействуя на телесность, включать ребенка в культурно-предметную среду с помощью невербальных текстов – поведенческих моделей, носителей традиции данного народа. Это ученье произвольное, но всегда желанное и эффективное [5].

Игра является эффективным средством воспитания здоровой и полноценной личности любого ребенка, независимо от его этнической принадлежности. Выполняя самые разные функции, она позволяет создать особенный мир, в котором можно устанавливать собственные законы и правила, избавиться от множества житейских сложностей: это сфера сотрудничества, содружества, сотворчества детей и взрослых [10].

И действительно, проигрывая что-то, ребенок проживает все это как событие, которое происходило с ним самим. Ценным приобретением для ребенка являются навыки взаимодействия, умение следовать определенным правилам и т.д. Все это усваивается ребенком легко и ненавязчиво, что способствует закреплению всех полученных знаний и навыков в памяти, а также позволяет детям адаптировать к новому обществу и стать его полноценными представителями. На основе этой удивительной возрастной особенности основывается уникальная программа по обучению детей: «Service Learning» – обучение действием [2].

Одним из самых эффективных средств, способствующих адаптации детей будет обучение взаимодействию и сотрудничеству прямо в классных коллективах. Значимость и ценность подобного взаимодействия М. Шериф смог наглядно продемонстрировать в своих классических экспериментах [11].

Чем раньше заняться обучением взаимодействию, тем проще будет детям-мигрантам адаптироваться к обществу, это позволит избежать закрепления негативных стереотипов. Групповая творческая деятельность детей на уроках и во внеурочное время может стать наиболее целесообразным методом организации данной работы. Детей нужно убедить, что справится с работой одному очень тяжело, а с товарищем это значительно легче и интереснее. Следующий этап обучения – это формирование привычки учитывать точку зрения другого человека, которая может отличаться от твоей собственной, то есть согласовывать свои личные интересы с интересами других. После этого дети готовы к дальнейшему обучению: умению находить решения, удовлетворяющие все задействованные стороны, развитию потребности к изучению социума, развитию эмоциональной сферы, самопознанию и саморазвитию.

Все эти этапы обучения детей-мигрантов навыкам взаимодействия были реализованы в проекте “Все вместе” благотворительным фондом юношеских исследований “Я и Земля” при поддержке Института “Открытое общество” в 2002-2003 гг. Заявленной целью проекта стало внедрение в образовательную практику программы обучения детей взаимодействию и сотрудничеству. Базисом программы стало — использование групповой творческой деятельности детей-мигрантов на уроках и во внеурочное время. Во время занятий дети выполняют коллективные рисунки, поделки, коллажи и сценки на заданную тему. Для проведения развивающих занятий не нужно выделять дополнительное время и подготавливать особые формы работы для решения поставленных задач. Так как программа задает лишь направление деятельности и способы её организации, оставляя право выбора тематики занятий за педагогом. Данная программа была положительно оценена педагогами, применяющими её на практике, в силу её простоты, эффективности и возможности совмещать обучение детей сотрудничеству и решение других образовательных и воспитательных задач [6].

Анализ существующей ситуации и рассмотрение способов выхода из нее позволяет нам определить тот объем работы, который возможно выполнять силами студентов-волонтеров для того, чтобы разрешить проблему адаптации детей-мигрантов, облегчить его и сделать его более эффективным. Эффективность данного способа заключается не только в том, что будущие педагоги помогают детям-мигрантам адаптироваться, но и получают реальную практику взаимодействия с детьми другой культуры. Это интересная работа, которая позволит внести посильный вклад студентов-волонтеров в разрешение проблемы адаптации детей-мигрантов, а также станет вспомогательным средством в реализации Стратегии государственной национальной политики.

Дети мигрантов

Дети — наше будущее? Да! И не только лично наши. Дети, живущие в нашей стране, — это будущее государства. А поскольку государство многонациональное, то очевидно — наше будущее очень зависит от того, как решаются национальные проблемы в самом раннем возрасте.

Возьмем наиболее острый вопрос: дети мигрантов.

В России только в 2016 году более 14 млн. иностранных граждан и лиц без гражданства были поставлены на миграционный учет. Многие из них приехали с детьми. Семейные мигранты по сравнению с другими категориями более дисциплинированны. Более того, они чаще всего планируют длительные сроки пребывания в России и в перспективе собираются здесь остаться жить и работать. То есть их дети — во многом наше будущее.

Как им живется в нашей стране? Как они адаптируются к новой действительности? Какое отношение у них сформируется к России, когда они вырастут?

С одной стороны, в правовом поле всё вроде бы хорошо. С момента прибытия в страну несовершеннолетние дети иностранных трудовых мигрантов попадают в правовое поле РФ. На них распространяются такие же правила, как и на взрослых: необходимо оформить временную регистрацию, с которой их пребывание в стране становится легитимным.

Прибывшим вместе с родителями-мигрантами несовершеннолетним гарантированы правовые условия, уравнивающие их с российскими сверстниками. Для чиновников нет разницы, временная или постоянная регистрация у ребенка. Если ребенок дошкольного возраста, то родители-иностранцы так же, как и российские родители, могут поставить его в очередь в ясли или детский сад, а затем, дождавшись предоставления места, отправить его в выбранное учреждение.

Если ребенок достиг школьного возраста, то он может посещать среднее учебное заведение. Права этого ребенка на образование в России защищены Конституцией РФ и комплексом нормативно-правовых документов федерального и регионального уровня начиная с закона «Об образовании», а также международной Конвенцией о правах ребенка. Доступ детей мигрантов в учреждения среднего и высшего профессионального образования России также происходит без юридических ограничений, хотя и на платной основе.

Однако, есть НО. И их минимум три.

Первое — информация. Иностранные трудовые мигранты, как правило, не обладают всей полнотой информации как о своих правах и обязанностях, так и о правах и обязанностях своих детей. Это существенно замедляет процесс их интеграции в российское общество. Многие из мигрантов чувствуют себя относительно бесправными, чужеродными — и это чувство передается их детям. Однако вопрос здесь скорее не в реальном бесправии, а в низкой информированности о своих правах.

Второе НО — административное. Должностные лица на местах — директора детских садов, школ и других образовательных учреждений в некоторых случаях злоупотребляют своим положением и правовым невежеством мигрантов. Так, они могут потребовать документ о регистрации ребенка, а в случае его отсутствия отказать в приеме в свое учреждение, хотя согласно российскому законодательству отсутствие регистрации ребенка в подобной ситуации не должно быть препятствием.

Третье НО в основе своей имеет изоляционистскую позицию многих родителей-мигрантов. Есть существенный процент семей, в которых не предпринимаются достаточные усилия для инкорпорации детей в российское социально-культурное пространство. Детей не отдают в соответствующие их возрасту российские учреждения, держат их в рамках своей этнической общины, общаются с ними только на родном языке. В результате эти дети не знают русский язык, для них чужд российский менталитет, они живут в нашей стране как посетители. Очевидно, что последствия такой практики негативны как для самих детей (они долгие годы не могут адаптироваться к российской реальности), так и для страны в целом.

Парадокс: правовое поле предоставляет детям мигрантов реальные возможности адаптации в обществе, но у самого общества не хватает механизмов заставить эти возможности работать.

Что мы получим в долгосрочной перспективе? Изолированные субкультуры потомков мигрантов, негативно относящиеся к носителям российского менталитета? Или гармоничную систему отношений представителей разных наций на территории завтрашней России?

Чтобы выйти из этого порочного круга, нужен комплекс системных мер. Прежде всего это научные исследования. Сегодня такие работы ведутся. Только за последний год Российский государственный социальный университет по заказу государства провел более десятка масштабных исследований, в которых так или иначе изучалась тема трудовой миграции. Эту работу нужно продолжать и расширять, концентрируясь на проблемах жизненного пути подрастающего в семьях мигрантов молодого поколения. Нужна комплексная программа государственных мер, ориентированная на интеграцию детей-мигрантов — без потери их национальной идентичности — в российское общество.

Мы должны помнить: проблема детей сегодняшних мигрантов — это завтрашняя проблема нашего многонационального общества в целом.

Автор — ректор РГСУ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Адаптация детей мигрантов в Москве: куда идти, чем заниматься

Как помочь детям мигрантов адаптироваться в России и выучить язык, чему учат в специальных центрах помощи семье и детям, а также как наиболее безболезненно влиться в общество, рассказали эксперты образовательной сферы на круглом столе в Общественной палате

ТАШКЕНТ, 26 янв — Sputnik, Рубен Гарсия. Эксперты из образовательной сферы России рассказали об основных проблемах адаптации детей мигрантов. Наиболее остро стоит проблема изучения ими русского языка на должном уровне.

Причем это вопрос даже не столько культурной интеграции. В данном случае русский язык — это lingua franca, необходимый инструмент общения представителей разных наций на территории огромной многоязычной Российской Федерации.

“Эта общероссийская, а не только миграционная проблема. Зачастую дети, приезжающие из удаленных населенных пунктов национальных автономий РФ, говорят по-русски ничем не лучше, чем дети мигрантов. И наоборот, есть дети настолько подготовленные и мотивированные родителями, что, приходя в школу, они говорят намного лучше, чем москвичи”, — считает Мария Котовская, председатель Комиссии по вопросам межнациональных отношений, миграции и конфессий Общественной палаты Москвы.

“Есть некая благополучная школа, ей уделяется повышенное внимание, дотации. В обычных школах, напротив, — классы переполнены, на учителей идет огромная нагрузка, и плохо адаптированные дети остаются предоставлены сами себе, ими никто не занимается, они просто теряют мотивацию на учебу, тогда как задача школы — подтянуть ребенка хотя бы до среднего уровня”, — пояснила Котовская Sputnik Таджикистан.

Впрочем, Москва — не Россия. Общую ситуацию с языковой адаптацией по всей стране куда лучше отражает Подмосковье. Немалая часть иностранных рабочих зарабатывает деньги непосредственно в столице, однако они сами и их семьи, как правило, живут в области. Что неудивительно: общее развитие социальной и транспортной инфраструктуры там не сильно уступает московскому, а вот аренда жилья обходится намного дешевле.

Это особенно ценно, если ты работаешь вахтовым методом и дома с семьей бываешь всего 1-2 дня в неделю. А вот проблемы в сфере образования — переполненность классов, зарплаты и высокая нагрузка на учителей — там общероссийские.

И здесь, по словам замминистра социального развития МО Ирины Каклюгиной, за дело берутся сотрудники специальных центров помощи семье и детям, которые занимаются педагогической и языковой интеграцией детей в систему школьного образования. При этом она утверждает, что гражданство и правовой статус ребенка неважны, если его родители легально работают в России и имеют на руках все разрешительные документы.

Но как раз таки юридический статус детей мигрантов является еще одной дополнительной проблемой получения ими качественного образования, считают представители волонтерских объединений.

К слову, у чиновников за последние годы изменился сам подход к социокультурной адаптации детей. В свое время встраивание детей иностранных граждан в образовательную систему основывалась на концепции толерантности. То есть школьникам внушали, что нужно быть терпимыми и стараться с пониманием относиться к представителям других национальностей и культур.

В свою очередь и сами иностранные граждане не были рады урокам толерантности в российских школах. Вместо политики этноконфессионального примирения родители увидели попытку заставить детей отказаться от собственной национальной идентичности. Сегодня со школьниками меньше говорят об абстрактных понятиях дружбы народов, терпимости и различиях в культуре, а больше об общности истории государств и наций, если речь идет о гражданах стран СНГ.

Читайте также:  Учеба в России для казахстанцев в 2020 году: гранты
Ссылка на основную публикацию